ВладаТопЭксперти

В Украину идут новые газовые ценности


Завуалированная уступка украинского шельфа оккупантам, по цене вопроса выглядит намного дороже недешевых “танцев вокруг транзитного пирога”. Такими танцами выглядят объявленный в начале месяца тендер на раздел активов НАК “Нафтогаз Украины”, отставка Наблюдательного совета НАК, и борьба за право управлять транзитной монополией “Укртрансгаз”

Андрей Старостин

Украина в середине сентября подала иск в Гаагский Третейский суд единоразовую оплату похищенных РФ активов НАК “Нафтогаз Украины” — такая выплата может оказаться завуалированным признанием аннексии Крыма по формуле “штраф уплачен- проблема снята”. Альтернатива единоразовой оплате убытков — это ежегодное отсуживание с РФ оплаты за незаконное пользование похищенным имуществом. Оно погодично может обеспечиваться арестом российских самолетов, торговых судов или зарубежной недвижимости, и продолжатся бесконечно, до момента полного возврата Крыма.

“Судебная очистка” продажи украденного шельфа
Но судя по предоставленной прессе фабуле иска, с 20 сентября НАК окочательно отказалась о стратегии постепенного, неспешного финансового удушения грабителя украинских активов. Захотелось все быстро. Потому что государственная компания НАК “Нафтогаз Украины” с одобрения правительства решилась как раз на единоразовое погашение своих убытков от оккупации Крыма. И подала в Гаагский Третейский суд иск против Газпрома с претензией на компенсацию имущества стоимостью $5 млрд. В эту сумму, среди прочего, включены 15 действующих месторождений газа и нефти ГАО “Черноморнефтегаз”, подземное хранилище газа Глебовское, специализированный порт Черноморск, и другие активы этой крымской компании, принадлежащей НАК. В числе активов на $5 млрд. единоразового возмещения убытков, числятся наиболее геополитически ценное имущество — это ранее переданные крымской ГАО “Черноморснефтегаз” геологическая документация и имущественные права ГК “Укргаздобыча” на группу нефтегазоносных структур шельфа Черного моря. Судя по сумме разовой компенсации, шельф оказался каким то дешевым.
Этих шельфовых структур, которые после разведки становятся месторождениями, у побережья Крыма всего 27. Их прогнозные запасы, по самым осторожным и пессимистическим оценкам, составляют не менее 1трлн. куб м газа и конденсата. Оптимистические оценки больше. Бывший министр а ныне вождь пророссийской парламентской оппозиции Юрий Бойко в 2010 году уверял, что эти запасы составляют 2,5 трлн. куб м. Одна из таких структур — это наиболее продвинутая к разработке Скифский участок шельфа, который расположен ближе к берегу Одесской области, чем к Крыму.

Я все выплатил — теперь мое
В 2011-13 годы, только один этот участок обошелся консорциуму инвесторов в гарантии того, что они вложат в разработку до $10млрд. Но это перспективные деньги, а по факту, первоначально выплаченный инвесторами Украине бонус за 1 структуру составил тогда $325 млн. Вопрос на засыпку — могут ли остальные 26 структур украинского шельфа стоить погашения убытков на сумму $5млрд., если перспективный бонус по каждой структуре, не произойди хищения имущества, мог бы составить примерно ту же сумму, которая была взята за Скифский участок? Если просто умножить цену, взятую Украиной за 1 участок шельфа на остальные украденные нефтегазоносные площади, выйдет $8,7млрд. Даже эту сугубо умозрительная сумма намного больше тех $5 млрд, которые Украина затребовала у РФ через Гаагский Третейский суд ООН. В качестве погашения, акцентируем, всего имущества Нафтогаз Украины в Крыму, со структурами шельфа включительно.

“Судебная очистка” — это расхожий термин в чрезвычайно коррумпированной украинской экономике. Им называются варианты забалтывания споров в судах, или схемы прикрытия дорогих теневых договоров сравнительно дешевым судебным вердиктом. Эта схема за 25 лет молодой возобновленной украинской государственности породила целые судейские и прокурорские династии, аналоги и которым в Европе найти очень сложно. Суд по схеме “очистки” определяет права собственности, выгодное договорным сторонам. А вот противники легитимизированной судом сделки, обрекаются на многолетние апелляции. В случае с требованием возмещения убытков или полной оплаты нефтегазовых активов в Крыму, все очень напоминает судебную очистку — ведь в случае если Гаагский суд ООН начислит РФ единоразовую выплату за украденное, российская сторона обязательно воспользуется фактом состоявшейся компенсации. И начнет через такие же международные арбитражи вступление в законные имущественные права на украденные у Украины геологические участки шельфа, которые были украдены у Украины.

Параллельные события
Требования компенсации и начало признания прав РФ на крымский шельф могут обойтись Украине намного больше, чем убытки от сокращения транзита газа по украинской ГТС — ежегодно этот транзит приносит не менее $1,5млрд доходов. Если РФ через Гаагский суд выплатит “Нафтогазу Украины” явно заниженную компенсацию в $5 млрд., то доход, полученный от сдачи шельфа, сможет перекрыть доходы страны от транзита газа на протяжении нескольких лет.

Требования компенсации и начало признания прав РФ на крымский шельф могут обойтись Украине намного больше, чем убытки от сокращения транзита газа по украинской ГТС — ежегодно этот транзит приносит не менее $1,5млрд доходов.

Суммы выплат и транзитных доходов по величине не сопоставимы. Шельф дороже. Но, как ни парадоксально, с весны по осень 2017 года Киев лихорадило событиями не из плоскости передачи РФ прав на шельф, а из другой сферы — транзитной политики. В ходе этой лихорадки два ныне правящих клана украинской власти схлестнулись за права управления транзитной монополией “Укртрансгаз”. Ему предстоит готовить проект концессии всей или части украинской ГТС и подземных хранилищ газа. Цена вопроса в этом споре большая, и только начинается с суммы транзитных доходов. Но она явно ниже убытка, который получит Украина получит в случае, если РФ вместо штрафа за незаконное пользование месторождениями Крыма выплатит Киеву полную компенсацию, и после этого, начнет вступать в права собственника.